Перейти к основному содержанию

«В итоге»: о вотуме недоверия Каллас и угрозе личным данным

Виталий Белобровцев.
Фото: скриншот из видео
В новом выпуске проекта «В итоге» медиаэксперт Виталий Белобровцев рассуждает о провале вотума недоверия Кае Каллас, ее неубедительном выступлении в Рийгикогу, угрозе утечки личных данных граждан и неожиданной встрече президента Керсти Кальюлайд с лидером EKRE Мартином Хельме. Смотрите новые выпуски программы «В итоге» каждую пятницу на портале Stolitsa.ee.

Привет! 

Неделю так насытили событиями, что следующую можно просто отменить и переваривать нынешние. Начнем с главного, хотя нет, давайте с интересного. 

«И спасите, доктор, наших малышей»

Это любопытная новость из партийно-медицинской жизни. У нас не так много ярких людей, которые, излучая свет уверенности в себе и своих знаниях, имеют смелость говорить то, что думают. Таким человеком был и, может, останется доктор Аркадий Попов. Тут даже не нужно добавлять название должностей, потому что эти три слова «доктор Аркадий Попов» в стране стали брендом.

И вот этот бренд в последнее время стал чуть меньше появляться в медийных ресурсах, а когда выступает, то говорит, сглаживая острые углы, чего он раньше почти не делал. Вероятно, на это обстоятельство обратила внимание и Вилья Кийслер. Она пригласила armastatud доктора, именно так характеризуют эстонские журналисты Попова, в студию Delfi. Должен сказать, что обращение armastatud доктор, артист, ученый — это знак всеэстонского признания. Оно, думаю, важнее медалей и орденов.

Вилья опытный журналист и прекрасно владеет старым действенным приемом: самый важный, сложный, интересный вопрос надо задавать интервьюируемому, когда он уже понял, что интервью закончено, можно расслабиться. И в этот момент журналист ошарашивает собеседника неожиданным вопросом.

С ничего не значащим выражением лица Вилья спрашивает: «Господин Попов, по состоянию на сегодня я смотрю вы еще не вступили в Центристскую партию, когда же это произойдет-то?»

Аркадий, он конечно, не лыком шит и ответил шуткой, дескать, как интересно, вот теперь я подумаю над этим интересным предложением. Но сколько ни учи психологию, если ты доктор, а не артист, язык тела, мимика выдают тебя. А Вилья все свое получасовое интервью устраивала исключительно для одного этого вопроса. И попала в яблочко. В итоге доктор Попов честно ответил: «Поживем — увидим».

Вотуму недоверия не оказали доверия

И увидели мы важнейшее для жизни государства мероприятие — попытку выразить недоверие руководителю страны — председателю нашего правительства. Это действо EKRE за компанию с Isamaa превратили в пиар-компанию. Мы готовимся к местным выборам, у нас для вас, недорогие избиратели, нет ничего нового, поэтому выразим-ка мы недоверие премьер-министру Кае Каллас.

Понятно, что сейчас ее не стащить с премьерского кресла. Коалиция не даст. Но зато сколько будет в народе разговоров о том, как экреисты смело и бескомпромиссно, не взирая … ля-ля тополя.

Процедура получает шизофренический оттенок, когда еще и социал-демократы выступают с революционной инициативой: мы будем вотировать премьерку Каллас, она нас не устраивает. Кажется, было бы логично сделать это вместе с экреистами, тогда вотум становится весомым политическим волеизъявлением. Нет, говорят социал-демократы, их недоверие неправильное. А вот наше недоверие более недоверчиво, чем экреистское. 

И тут не надо никак разбираться в политике, чтобы понять: каждый хочет выступить, просиять на сайтах и в телевизоре, прогреметь на радио и в подкастах. Реклама, особенно бесплатная, лишней не бывает. А голоса партиям нужны как воздух. И все это напоминает… 

Наше стационарное политическое шапито лишний раз показывает, что серьезной, государственно мыслящей оппозиции в стране нет. А ей бы и карты в руки при той ситуации, которую наш главный банкир Лаар удачно, иногда у него так получается, назвал беспремьерством.  

Я к вам пишу, чего же боле

Чего стоит одно только открытое письмо Каи Каллас к премьерше Санне Марин в крупнейшей финской газете Helsingin Sanomat. Давайте, говорит, финны, открывайте страну. И по-своему наша премьер права: мне, говорит, показалось, что открытое обращение — это возможность оказать давление в самой Финляндии. Так прямо и заявила на «Радио 4», до сих пор в Финляндии это не делалось. Получается, премьер Эстонии не случайно вмешивается во внутренние дела Финляндии, она еще и пытается оказать там давление на финнов, которых теперь уже братьями называть не получится. 

Санна Марин ответила, что письмецо в известной мере продиктовано внутриполитическими проблемами эстонского премьер-министра. Она хочет показать своим эстонским гражданам, что правительство активничает, работа таки идет. Но, к сожалению, весной в Эстонии была очень сложная ковидная ситуация, одна из худших в мире, а мы тут, в Финляндии, сами решим, что и как делать.

Опять же Каю можно понять: попробуй не напиши, когда тебе три парламентские партии грозят вотумом. Это же не письмо, а спасательная жилетка.

Когда Кая не знает, что делать, она принимается призывать что-то сделать окружающих. Ситуация с Санной Марин аналогична той эпопее в разгар кризиса, когда наше новое правительство судорожно прикидывало — вводить новые ограничения или не вводить? И что тогда решила сделать Кая для уменьшения размеров пандемии в стране? Правильно, повселюдно обратиться к Михаилу Кылварту, чтобы он занялся просветительно-убедительной работой с русским населением в Ласнамяэ и где оно там еще обитает. Это же его избиратели, восклицала Кая в отчаянии. Ну, да, а финнами заведует Санна Марин, так что пусть действует, это же ее избиратели!

Топить нельзя помиловать

Я потерял три часа своего личного времени на представление «Оппозиция топит Каю Каллас». И не узнал ничего нового. То, что Март Хельме попросил проверить премьершу на предмет биполярного расстройства, было вполне себе иезуитским издевательством. 

Но Кая дала повод к такому оскорбительному высказыванию. Говоря о встрече с президентом США Байденом, она подчеркнула, что все три премьер-министра Балтийских стран и американский президент…

Но там от Балтийских стран были два президента, а не премьера. Кстати, интересная деталь: почему литовский и латвийский президенты съездили к Байдену на рандеву, а эстонская президент не была удостоена этой чести.

А Кая на той встрече сказала о символичности момента, дескать, 80 лет назад во время российской оккупации из Эстонии, Латвии и Литвы депортировали большое число людей. 

Депортация — жуткое явление, не дай бог пережить такое. Но 80 лет назад не было государства Россия, а был Советский Союз. Оно, возможно, оговорка, но руководитель государства такого допускать не должен.

На том же аутодафе, устроенном экреистами, Кая показала, что не владеет предметом (несколько раз извиняющимся тоном отвечала на вопросы — у меня нет с собой цифр, у меня здесь нет данных). Не владеет она искусством вести дискуссию, вот и повторяет одни и те же аргументы, вместо того чтобы воспользоваться трибуной для пропаганды своих мыслей и идей. Потому что их просто не было. 

Не будь социал-демократов с их вопросами по существу, то все эти три часа вполне сошли бы за анекдот: «Возьмите моего деточку в вашу музыкальную школу. Но у него нет слуха! Так он же играть будет, а не слушать!!»

Для придания высокому собранию некоторой человечинки, она вдруг поздравила депутата с днем рождения, но, оказалось, совсем не того!  Скорее всего, это была попытка подражать Ратасу, но тот знал все дни рождения депутатов, не ошибался и шутил иногда к месту. А у Каи точно все получалось соответственно женской логике, в которой дважды два — стеариновая свечка. 

Обвинив Ратаса в том, что перед уходом из правительства он ослабил ограничения, чтобы у нового правительства была похуже стартовая позиция, Кая взяла рекордную высоту. Ведь именно она долго боялась вводить ограничения и несет ответственность за сотни смертей, как раньше заметил Евгений Осиновский.

Как сломалась оппозиция 

Тем временем Рийгикогу принял законопроект о личных данных. Новый закон позволяет собирать биометрические данные населения (пока только отпечатки пальцев и изображение лица вкупе с фамилией и прочими личными данными, например, для паспорта). Формулировки в законе сделаны расплывчатыми и при нужном толковании позволят включить в перечень рисунок сетчатки глаз, ваши недуги, банковские операции и что там еще потребуется нужным людям.

Почему это проблема? По той простой причине, что раньше эти сведения содержались в разных корзинах: личные — в полиции, медицинские — в больницах или у Больничной кассы, социальные — в министерстве, банковские — в банках. И в каждом случае доступ к ним имел ограниченный круг лиц. Теперь все данные будут сведены на единой платформе и лазить туда могут, как нам говорят, всего-то человек 800.

А вот я слышал, что у англичан до сих пор нет ID-карты. Но они же приводят какие-то доводы против такого электронного удобства? Именно — они говорят, что для этой карты государство хочет собрать в одном месте слишком много персональных данных. Которые еще и взломать-то особого труда не стоит. Это мы пережили, кстати, пару лет назад. То есть любого жителя страны может увидеть голеньким и босеньким куча людей. Это, по справедливому мнению оппозиции, — прямая дорога к полицейскому государству.

Правда, по итогам одного из европейским рапортов, по-моему, Эстония занимает первое место в мире по числу соприкосновений жителей страны с полицией. Так что путь не далек и не долог.

Но тут что-то оказалось не в порядке в нашем королевстве. На неделе королева Кальюлайд пригласила в свои невысокие палаты — кого бы вы думали? Воплощение парламентского и политического зла для нее председателя экреистов Мартина Хельме. И случилось невероятное — возмутитель спокойствия отправился туда, где для него заседает никто. Мартин, еще будучи в прошлом правительстве, высказывался публично, что Керсти Кальюлайд не его президент и будучи министром два года игнорировал все приглашения заглянуть в Кадриорг. Но вот стоило уйти в оппозицию, как обнаружился-таки президент и для непримиримого Хельме.

Поскольку страна у нас демократическая, то все, что мы узнали про этот журфикс — президентка обсудила с председателем партии закон, который экреисты тормозили, а парламент принял.  

Закон пока не провозглашен президентом. Дальше можно домысливать, о чем главный экреист беседовал в Кадриорге с главным ненавистником экреистов Кальюлайд. Экреисты надеются, что президент не подпишет этот закон, а за это они прекратят саботировать работу парламента и тот за считанные дни примет все запланированные законопроекты, а не отложит на осень, как мечтали экреисты.

Поэтому наша политика, и не только наша, — темна вода во облацех. Сегодня ты для меня не президент, а завтра ты мне что-то посулила, и — спасибо, уважаемый мой суверен.

Пока!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции портала Stolitsa.ee.

1 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].