Перейти к основному содержанию

Владимир Барсегян: кукольный театр не зависит от возраста

Владимир Барсегян.
Фото: Николай Шарубин
В ноябре Русскому кукольному театру исполнится 16 лет. Его любит публика, в зале всегда аншлаг. О том, как делается кукольный театр, рассказал художественный руководитель Русского кукольного театра Владимир Барсегян.

Элла Аграновская

info@stolitsa.ee

В этом сезоне зрителей стало меньше, но это объяснимо. Однако в минувшую субботу, 24 октября, театр успешно сыграл премьеру спектакля «Волшебный остров» по сказке Айно Первик «Баба Мора». А неделей раньше состоялась премьера интересного проекта: многосерийный спектакль «По ту сторону ширмы» рассказывает о том, какая роль в кукольном театре отводится актерам, режиссерам, художникам, осветителям, звуковикам. И параллельно – вместе со зрителями – сочиняется новый спектакль, он будет развиваться от показа к показу, а финал мы увидим в ноябре.

Очень сплоченная команда

– Насколько я знаю, кукольный театр не был вашей основной профессией.

– Действительно, я пришел в нее случайно. Когда директором Русского кукольного театра стала Ольга Габец, которая в свое время была актрисой моего театра «Школа шутов», она вспомнила обо мне и позвала художественным руководителем. Меня терзали жуткие сомнения, потому что не было ровным счетом никакого опыта, я не знал, как к этому делу подступиться. Но согласился – и никогда об этом не пожалел.

На самом деле наш театр – полуальтруистический проект: какие-то деньги мы зарабатываем, но они несравнимы с зарплатой в серьезной театральной структуре. Зато наш театр дает возможность самореализации ребятам, которые хотят что-то сделать: наша площадка открыта для любого нашего актера, режиссера, художника, и людей держат любовь к делу, которым они занимаются. У нас очень хорошая команда и очень теплые взаимоотношения. А иначе невозможно: театр маленький, мы очень тесно связаны друг с другом.

– В чем, на ваш взгляд, прелесть кукольного театра? В том, что зрители вырастают, и спектакль можно играть хоть 50 лет?

– Кстати, в этом тоже, но все намного сложнее. Поначалу я думал, что кукольный театр – только для детей, но вскоре понял: это просто театр, и абсолютно для всех. На нашем спектакле можно увидеть ребенка месяцев десяти, и он не плачет, не капризничает – он смотрит внимательно на сцену, значит, что-то его захватывает. Наши спектакли с удовольствием смотрят бабушки и дедушки. У кукольного театра магическое действие, которое каким-то образом передается и воспринимается независимо от возраста.

Кукла плавает и летает на глазах у зрителей

– Многие считают, что драматический театр выше, интереснее, престижнее, чем кукольный.

– Не скрою, я тоже так раньше думал, вероятно, особенность психики такая: пока с чем-то вплотную не столкнешься, не вникнешь, суть остается на периферии внимания. А когда стал заниматься кукольным театром, увидел, как много здесь интересного, сколько возможностей, которых нет в других театральных жанрах.

Кукла может двигаться как угодно, в отличие от живого актера, она может летать, может плавать на глазах у зрителей, может распадаться на составные части и собираться вновь. Кукла существует в спектакле в зависимости от того, что ты в него заложишь.

– А поскольку ребенок с рождения играет в куклы, они для него родные существа, и то, что с ними происходит, ему близко и вполне понятно.

– Дети стопроцентно верят в то, что происходит на сцене, граница между ними и сценическим пространством исчезает в считанные секунды – они очень легко включаются в действие, общаются с нашими героями, готовы немедленно прийти им на помощь. Бывает, какой-то ребенок пытается выйти на сцену и взять куклу из рук актера, которому приходится на ходу что-то придумывать, чтобы эту куклу не отдать.

Меж тем дети так серьезно включаются в сюжет, так верят в то, что происходит на их глазах, что когда спектакль заканчивается, им всегда хочется оказаться на сцене, им хочется попрощаться с куклой, потрогать ее, чтобы завершить свое ощущение.

А бывает, ребенок включается в действие настолько, что не может поверить в то, что спектакль окончен – и начинает плакать, потому что ни за что не хочет уходить из театра домой. И успокаивается только тогда, когда его погладишь по голове и скажешь: «Не расстраивайся, приходи к нам через неделю, и приводи с собой маму, папу, бабушку или дедушку – мы покажем тебе еще одну сказку.

– Вы разрешаете детям трогать кукол?

– Куклы разные, не все можно потрогать. Но, например, в спектакле «Лимпопо» у нас есть Доктор Айболит, очень большая кукла, и актер Дима Кордас, который ее ведет, всегда выходит в финале с Доктором Айболитом – он фотографируется с детьми, обнимает их. Мы разрешаем потрогать куклу, когда она находится в руках у актера. Иногда маленький ребенок настолько привязывается к кукле – как к игрушке, что может попросить отдать ее навсегда. Уговорить его вернуть куклу достаточно проблематично.

Актеры ползают на коленках

– Мне очень нравятся марионетки – они у вас есть?

– Есть, только достаточно простые. В большом кукольном театре строят высокий помост, и актеры сверху ведут марионеток, а у нас это невозможно, потому что низкий потолок. Наши основные куклы – планшетные, они очень пластичные и хорошо двигаются, а зритель видит актеров, которые их ведут.

Есть тростевые куклы, есть гапидные: гапид – это специальное приспособление, которое находится внутри куклы и помогает актеру ею управлять – кукла вращает головой, машет руками. В ширмовых спектаклях играют перчаточные куклы. Но, опять же, в силу специфики нашего помещения ширма у нас низкая.

В более приспособленных кукольных театрах актеры играют, стоя в полный рост, а у нас они стоят и переползают за ширмой на коленках, передвигаются на четвереньках, это очень тяжело. Поэтому мы не можем делать много ширмовых спектаклей. Но у нас есть «Теремок», «Кот в сапогах», «Вязаные истории» – за ширмой положены специальные маты, актеры надевают наколенники, но им все равно приходится трудно, они очень устают после спектакля.

– Возможно, я не права, но, по-моему, актер кукольного театра может работать в драматическом театре, а вот наоборот – далеко не всегда.

– Так и есть! В кукольном театре изначально другая природа: драматический актер демонстрирует себя и свою красоту, здесь он должен в первую очередь показать свою куклу, а сам отходит на второй план. Он оживляет куклу, становится своего рода ее душой. У нас играют замечательные ребята из Русского театра: Дима и Катя Кордасы, Карин Ламсон, Юля Зозуля, они приходят к нам и учатся водить кукол.

– Дети обращают внимание на актера, или оно все же приковано к кукле?

– К кукле, конечно! Но все зависит от того, когда и на кого нужно переключить внимание. У нас есть спектакль «Самый, самый длинный» – шуточная фантазия из жизни насекомых: главный герой – дождевой червяк, он живет на полянке в лесу и активно общается с пчелой, с божьей коровкой, с улиткой. И Дима Кордас сначала появляется в роли Натуралиста – разговаривает с детьми, приглашает их в волшебный мир, а уже потом работает с куклой.

– Дождевой червяк? Обычно в кукольном театре герои – кошечки, собачки, медвежата, зайчата…

– А он очень симпатичный, и у него вечные проблемы из-за длинного хвоста. И имя у него тоже длинное: Аполлинарий Дормидонтович.

Нам трудно, но пока живем

– Кукла приходит к детям. Но ведь сначала ее нужно придумать. Кто у вас придумывает кукол?

– Режиссер вместе с художником. У нас ставят спектакли Инна Милованова, Роман Максимук, Ирина Марьяпуу, а художники – Евгения Демиденко, Марьяпуу, наши постановки оформляла Марианна Ратинер, несколько спектаклей оформила моя жена Ирина Барсегян. У нас много художников, много спектаклей, и много людей, которые их ставят. А самое главное достижение нашего театра – мы не сдерживаем творческие порывы ребят, которые играют в спектаклях и хотят ставить.

У нас выходят два-три новых спектакля в сезон. Могли бы ставить больше и чаще, но все упирается в финансовый вопрос: мы живем только на то, что зарабатываем сами. По мере сил и возможностей нам помогает столичный Департамент культурных ценностей – больше никто. И, конечно, огромная помощь: нас прию… нам дает жить в этом доме Центр русской культуры.

– Вы хотели сказать – приютил?

– Приютил – это как-то совсем уж грустно. Хотя, конечно, приютил. Это было давно, когда директором Центра русской культуры был Александр Сергеевич Ильин – он очень хотел, чтобы в Таллинне был Русский кукольный театр, это его детище.

– По-моему, даже хорошо, что у вас небольшой зал…

– Мы можем посадить 50–60 человек.

– Кукольный театр по своей природе не предполагает большое количество зрителей.

– Согласен! Но тут ведь какая вещь – нас раздирает дилемма: с моральной точки зрения, считаем, что не имеем права устанавливать высокую цену на билеты, а с практической, при низкой цене выжить очень трудно. Но пока живем, пока живем…

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].