Перейти к основному содержанию

Вера Станишевская: мы знали, что жить друг без друга не можем

Вера Станишевская.
Фото: Аркадий Баранов
«Мне пришлось умереть, чтобы понять: надо жить дальше», — рассказала «Столице» художник-график, иллюстратор книг Вера Станишевская.

Элла Аграновская

Это была судьба

Когда я оканчивала художественное училище в Кишиневе, выбирала институт для дальнейшего обучения. Сказав родителям, что лечу поступать в Ленинград, отправилась в Таллинн. Думала, если не поступлю, поеду в Ленинград — не знала, что вступительные экзамены в Таллинне длятся целый месяц. Курс набирали крошечный, отбор был строжайший, но я поступила. Потом нам с Владом стало понятно: это судьба. Если бы я не поступила, мы бы не встретились.

Он учился на шестом курсе и был легендой Художественного института – его работы висели во всех коридорах как образцы для абитуриентов. Познакомились мы в первые дни учебы. Я не догадывалась, что у нас с ним случится роман, потому что ухаживал Влад своеобразно. Он неожиданно входил в аудиторию, подходил к моему столу: «Это вы что, «линолиум» делаете? Ну, ну. Вот так надо делать». Клал на мой стол свою работу: «Смотри и учись» — и уходил.

«Линолиум» на нашем студенческом жаргоне – линогравюра. Я смотрела на его работу, настроение отвратительное: что ему от меня надо, что он ко мне пристал? Понятно, что Станишевский – это Станишевский, а я – это я, первокурсница. В голову не приходило, что таким образом он за мной ухаживает.

Этих работ у меня накопилось штук десять. Потом мы много раз переезжали, и папка с ними затерялась. Мы были уверены, что его ранних работ не осталось. Они нашлись, когда Влад уже ушел из жизни. Я готовила его первую мемориальную выставку – смотрю, за шкафом стоит конверт. И сразу поняла, что в нем. Три дня не могла себя заставить его открыть, такая была боль...

Однажды он меня вызвал из аудитории и назначил встречу: «Нам надо с тобой поговорить. От того, что ты скажешь, зависит моя судьба».

Мы оба не из Таллинна. Если мы вместе, он остается. А если не вместе – уезжает в родной Тамбов, потому что в те времена нужна была прописка. Решать в 20 лет судьбу, в общем-то, малознакомого человека – невероятная ответственность. Это был самый сложный разговор в нашей жизни, мы никогда к нему не возвращались, потому что оба хорошо помнили.

Влад получил в институте направление на работу – в редакцию классической литературы издательства Eesti Raamat. Это было невероятно! Мы ведь выходили из института свободными художниками, на все четыре стороны. А у Влада – сложилось. У меня тоже: я хотела заниматься детскими книгами – и работала в редакции детской литературы.

В 90-е все рушилось. Художники-графики стали никому не нужны – считалось, что их заменит компьютер, было упоение новыми возможностями и новой «игрушкой». А у Влада – глубокие философские работы. Для него это было мрачное, беспросветное время. Он говорил, что 90-е отняли у него 10 лет жизни. А у меня как раз было много заказов – я продолжала оформлять книги, делала экслибрисы для европейских коллекционеров. Мне надо было держать семью – дочки-близнецы еще школьницы, все финансовое бремя легло на мои плечи.

Девочки выросли, живут в Осло, воспитывают своих детей. Кстати, замуж вышли за норвежцев абсолютно независимо друг от друга: Настя познакомилась со своим будущим мужем в Таллинне, в общей компании, а Ксения была в командировке в Литве, туда приехал студенческий театр из Норвегии – у них заболел синхронный переводчик, ее пригласили переводить...

В прошлом году Ксения была названа лучшим дизайнером в Норвегии. Ее фирма Volver занимается дизайном и производством ковров ручной работы, – от стандартных для квартир до специально разработанных для огромных помещений. Настя два года отучилась на юридическом факультете в университете, но поняла, что это не ее, поступила в School of Design and Architecture. Теперь занимается видеоартом, участвует в фестивалях света в разных странах. Недавно они с мужем создали первый в Осло фестиваль света Fjord Oslo.

…Постепенно все образовалось, но здоровье Влада уже было подорвано, хотя никто не подозревал, что настолько. В 2011-м его не стало.

Десять лет без Влада

Влад постоянно мне говорил: «Я без тебя и двух месяцев не проживу». Все, кто нас знал, тоже так считали. Шло время, я вспоминала его слова и думала: надо же, а я-то без него живу. И тут я умерла. Если бы в тот момент я была одна, оттуда бы не вернулась. Но рядом были Ксения и Настя.

Дочки решили меня как-то отвлечь, и мы втроем поехали на десять дней в Венецию. В самолете мне стало плохо. Когда пошли на посадку, я поняла: это – все. Я же видела, как уходил Влад. Каким-то непостижимым образом доползла до здания аэропорта, дочки увидели указатель – красный крест. Доктор пощупал пульс, измерил давление – нет ни пульса, ни давления. «У входа стоит машина скорой помощи –  немедленно в госпиталь!». И когда меня уже туда вкатили, остановилось сердце. В памяти Насти осталась картина, которую она много раз видела в кино: бежит бригада медиков, «утюги», разряд, еще разряд…

Сердце успели завести. Потом мне сделали операцию, поставили кардиостимулятор. И подарили жизнь после смерти.

Жизнь с Владом и жизнь после Влада – абсолютно разные жизни. Мы вместе жили, вместе работали, 24 часа в сутки вместе – 39 лет! Естественно, иногда ссорились, по нескольку часов молчали, гордо хлопнув дверью. Но это же полная ерунда – мы прекрасно знали, что жить друг без друга не можем. Мне пришлось умереть, чтобы понять: надо жить дальше, уже не так, как с Владом, но – жить.

Когда после операции вернулась в Таллинн, жизнь начала стремительно меняться, будто включилась какая-то другая программа. Вдруг начали появляться люди, заинтересованные в том, чтобы делать выставки, публиковать работы Влада. Эти работы надо было разбирать, систематизировать, а мне даже трогать их не хотелось, было больно доставать из ящиков, из папок. И я очень благодарна всем, кто мне помогал, терпеливо со мной сотрудничал: мы очень много сделали для Влада. Но мне ведь и самой надо работать, выставляться, выпускать новые книги. Так что у меня теперь двойная нагрузка.

1 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].