Перейти к основному содержанию

«В итоге»: о нападении на врача PERH и нарушениях этики в СМИ

Виталий Белобровцев.
Скриншот/видео
В новом выпуске проекта «В итоге» медиаэксперт Виталий Белобровцев рассуждает об обстоятельствах нападения на главврача Северо-Эстонской региональной больницы и о том, как это событие освещается в эстонских СМИ. Смотрите передачу «В итоге» каждый понедельник на портале Stolitsa.ee.

Привет!

Вот вы, наверно, помните, что всех излечит исцелит, добрый доктор Айболит. Но, может, подзабыли с каким трудом, преодолевая жуткие препоны добирался он до своих пациентов в Африке. А там, это вы уже помните, возможно, по гениальному фильму Ролана Быкова «Айболит – 66» на доброго доктора нашелся злой Бармалей.

Вы уже поняли, к чему я это предисловие нагородил? К тому, что примерно в такой же ситуации оказался главврач Северо-Эстонской региональной больницы, профессор Пеэп Тальвинг. Этот доктор больше 20 лет трудился в Швеции, Америке, а потом решил вернуться в родные пенаты к местным пациентам.

И еще раз напомню Корнея Чуковского:

«И сказал Айболит: «Не беда!

Подавай-ка его сюда!

Я пришью ему новые ножки,

Он опять побежит по дорожке».

Это я к тому, что именно доктор Тальвинг спас жизнь Эдгару Сависаару, когда ампутировал ему ногу. Новую, правда, еще не пришили.

Так вот, нашелся у нас местный Бармалей, который в минувшую среду дождался в семь вечера нашего замечательного доктора, когда тот вышел со службы и стал садиться в машину. Бармалей дернул дверцу и плеснул в сидевшего доктора, как теперь выяснилось, литра два мочи.  А потом доктор обнаружил, что ему еще и проткнули колесо.

Каждые три недели месяца Пеэп Тальвинг работает в Таллиннской больнице и неделю в Тартуской клинике и университете. Так он раньше рассказывал. Сейчас, возможно, что-то изменилось. В любом случае, мы не знаем, кому так не понравился этот уважаемый специалист и автор массы научных трудов до такой степени, что недоброжелатель изучил график передвижения доктора, знал его машину и, нагадив, быстро скрылся.

Нападавший говорил по-русски

Из сообщений в эстонских СМИ мы узнали только одну важную деталь – человек говорил по-русски. К этому обстоятельству мы еще вернемся.

На сообщение немедленно откликается генпрокурор Андрес Пармас. Мы, дескать, не знаем, каковы мотивы нападавшего и спекулировать здесь нехорошо. И, как это ни странно, тут же начинает строить предположения, что если и есть что-то связанное с вакцинацией элит, лечением коронавируса, то это безобразная форма выражения протеста.

Новая премьер Кая Каллас тоже отметилась в числе первых, хотя, повторю еще раз, нет никаких сведений о нападавшем и тем более его мотивах. «Если мы станем терпеть подобное поведение в социальных сетях, оно выплеснется и на улицы». То есть всезнающая Кая уверена, что это результат критических высказываний в социальных сетях о ковиде и его «приспешниках».

Это, типа, противники вакцинирования, которое придумали для зомбирования населения. Откуда такая уверенность – бог весть. Но полиция тут же задерживает Андрея Вестеринена, который в духе так называемой гонзо-журналистики побеседовал с руководителем научного антиковидного совета при правительстве Ирьей Лутсар и выложил запись разговора в сеть. Его резкие вопросы и ответы Лутсар вызвали бурную реакцию сетевого планктона.

Вестеринена на другой день отпустили, его освобождение не значит, что полиция исключает его связь со случившимся, но сейчас он больше не подозреваемый, заявили полицейские.  

А нападавший должен был знать доктора в лицо, знать, что в этот день он в больнице, поджидать его в нужном месте и в вечерних сумерках напасть на главврача. При этом никакого физического урона доктору не причинил, хотя тот сказал, что ждал удара в лицо.

И все это должен был узнать и осуществить некий взвинченный сетевой комментатор! С таким же успехом можно говорить о возможных ссорах из-за каких-нибудь денежных разногласий, соседских и, чем черт не шутит, любовных разборок.

Комментаторы в соцсетях говорят, что это может быть и подстроенное событие вроде казуса Мари Кросс, на которую, якобы нападали с камнями на Штромке, а потом выяснилось: ни ее, ни камней в указанном ею же месте не было. Сейчас же появилась новая идея, мол, это может быть подстроено кабинетом министров, чтобы принять закон о криминализации ненавистнических высказываний. Этого, как известно, требует от Эстонии Евросоюз.

А мне важно упоминание русскоговорящего в Eesti Päevaleht и на портале национального телерадиовещания.   Такое примечание хорошо вписывается в кампанию, начавшуюся или случайно совпавшую с образованием нового правительства. Русские, они по определению какие-то нехорошие. После бронзовой ночи, когда на другой день полицейские жестко задерживали ни в чем не повинных людей, бросали их лицом в асфальт, стяжками перехватывали руки за спиной и – в терминал Д на бетонный пол без суда и следствия числом больше тысячи. Тогда полицейским достаточно было услышать русскую речь в идущей группе – и людей тут же догоняли заботливые стражи порядка, а дальше задержанных ждали их еще более заботливые помощники.

Лет через несколько в журналистике после вязких обсуждений пришли к заключению – называть в сообщении, что подозреваемый говорил по-русски, это не корректно. И – противоречит Кодексу журналистской этики.  

В эстонской прессе подчеркнуто, что нападавший говорил по-русски. Поскольку до сведения потребителей СМИ довели, что говорящие по-русски в основном не лучшие люди, то здесь двойное нарушение кодекса этики: кроме языка, тут еще и нет никакой новостной ценности. Вот если бы нападавший говорил – нет, не по-эстонски, упаси боже, а, скажем, на суахили, вот это была бы новостная ценность.

Колумнистка Eesti Päevaleht Кайре Уусен пишет о том, что в Эстонии нынешние политики надоели, нужны новые лица, например, вот такие – и называет 16 женщин и 24 мужчин. Баланс как бы не совсем в пользу прекрасного пола, не знаю, чем это продиктовано. Но интересно другое – среди этих 40 фамилий нет ни одной русской. Это список мечты известной журналистки, это то лучшее, что она может сегодня пожелать Эстонии. И русских людей для нее – нет.

Вы скажете, да она их просто не знает. Фигвам, как говорится: на страницах этого издания она регулярно выступает экспертом по русским вопросам. Правда, надо честно сказать, что ее ответы на эти вопросы похожи на заигранную дребезжащую пластинку: русские не знают эстонского, они не хотят, ленятся его изучать, они ничего не понимают в местной ситуации, их кумир – Путин, а в торговых центрах зачем-то звучит реклама по-русски, и прочая подобная дребедень.

То есть, перед нами наглядный пример того, что в своих самых смелых мечтаниях журналист, который занимается актуальными социальными проблемами, не видит 25-30 процентов социума. И мы это называем демократическим обществом? Точь-в-точь скотский хутор Оруэлла: все равны, но каждая часть общества в своем загончике.  Ну, и да, Кайре Уусен еще очень много пишет об интеграции, сами понимаете, в каком ключе.

Силовая политика или политика силовиков?

Что же касается нового правительства, то в тех же сетях есть интересные соображения о его создании. Вот театральный критик и политик Яак  Аллик полагает, что справедливы утверждения о том, что силовые структуры у нас вмешиваются во внутреннюю политику. И приводит пример, когда они «своевременно» арестовывали Панова, устраивали как бы дело с российскими деньгами и теперь выступили аккурат к голосованию о референдуме. Но социал-демократ считает, что это не партия силовиков, а они просто выполняют заказ политиков.

А вот литератор и историк литературы Тоомас Хауг вспоминает аллегорию, по которой если что-то выглядит как утка, то, может, это и есть утка? И если произошедшее в Эстонии напоминает политтехнологическую операцию, осуществленную силовыми структурами, то, может, так оно и есть?

А окончательную ясность в историю с правительством внес отец-основатель Эстонской мало того что консервативной, так еще и народной партии Март Хельме! «Загнется это правительство в результате им же принятых бездарных, антигосударственных и антинародных решений. И произойдет это в течение полугода». Если будем живы, через полгода проверим, есть ли аналитический дар или дар предвидения у Марта. Пока что скоропостижного развала правительства, в результате которого его партию оттерли на обочину политического процесса он предвидеть не сумел.

Искусство в изоляции

А на обочину культурного процесса вильяндиские властители задвинули памятник Яаку Йоала. Если раньше над ним потешались все кому не лень, приезжали специально полюбоваться на выдающийся образец искусства скульптуры Мати Кармина за 50 тысяч евро, то теперь городское начальство Вильянди зашило скульптурную композицию щитами и люди едут смотреть уже на муниципальное позорище.

И уже появились предложения монетизировать произведение. Установить около ящика автомат: сунешь 2 евро, дверка откроется и можно будет полюбоваться на скрытые прелести крупной пластики, подержаться за скульптурную руку. А кинешь еще еврик – послушаешь песенку в исполнении любимого певца.

Но и это еще не все. Местный активист Харри Аалтонен, как сообщает Eesti Ekspress, хочет зарегистрировать торговую марку «Яак Йоала» по классу «декоративные скульптуры, магниты на холодильник, портреты, художественные печатные изделия, бетонные, каменные и фарфоровые скульптуры, а также пирожные, кексы, торты и печенья».  

Глядишь, Йоала, наконец, появится в каждом доме: можно будет им любоваться и им же закусывать. Про водку и другие горячительные именные изделия пока ничего неизвестно.

Будьте здоровы!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции портала Stolitsa.ee.

3 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].