Перейти к основному содержанию

Заболевший COVID-19: этот вирус опасен своим коварством

Карл Лаас, его жена и дети.
Фото: Матс Ыун
Карл Лаас, многодетный отец, состоящий в Харьюмааском союзе многодетных семей, в конце февраля вернулся из Бергамо (северная Италия) и заболел коронавирусом. В этом интервью он рассказал о жизни в карантине, своем самочувствии и о том, как справляется с домашним обучением детей.

Иво Карлеп

ivo.karlep@tallinnlv.ee

— Как вы сейчас себя чувствуете?

— На здоровье особенно не жалуюсь, чуть ощущаю сопутствующие обычно гриппу насморк и головную боль. Я вполне сохранял работоспособность, но вот в последнюю неделю появилась совершенно иная забота. Школы перешли на домашнее обучение, а все трое наших детей учатся в разных школах. Сложновато стало сочетать различающиеся ритмы их жизни.

— Как вы справляетесь с домашним обучением? Взяли на себя еще и функцию учителя?

— Справляться в таких условиях несколько труднее, чем описывается в прессе. Мы с супругой дома занимаемся офисной работой. Да и для учителей эта ситуация нова. Но им немного легче, потому что дети — вдалеке. Поэтому учителя успевают все задачи и упражнения обдумать и приготовить. Дети им работать не очень мешают. Но в то же время учителя, вероятно, рассчитывают, что дома те же возможности и родители могут себе позволить по полдня сидеть с детьми. Но нам ведь и работать еще приходится. А это довольно сложно сочетать. 

— Так что вы теперь еще и работаете учителем, только вот зарплату за это не платят. 

— Конечно, неплохо было бы, если бы платили за обучение (смеется). Но если задуматься, то ведь сидящие дома родители теперь еще и повара, и уборщики. 

— Справляетесь?

— К счастью, мир не без добрых людей, которые, будучи здоровыми, могут передвигаться, принести сумку с продуктами и поставить ее под дверь.

— В курсе ли вы, как обстоят дела у других семей, оказавшихся в аналогичных условиях?

— Судя по социальным сетям, похоже, многие воспринимают новые обстоятельства с юмором. Конечно, ситуация сложилась непривычная для всех. Сидящие дома должны привыкнуть, что адаптироваться к обстановке приходится и работодателям, и учителям. До сих пор дистанционная работа обычно считалась дополнительным бонусом хорошего и современного места работы. А теперь выбирать не приходится. Все разом перешли на работу на дому, причем наличие детей при этом как-то учесть забыли. 

— Когда вы отправлялись с семьей в Италию покататься на лыжах, знали ли вы о риске заражения коронавирусом?

— Знали, конечно, и уже тогда следили за числом заразившихся. 

— И все-таки полетели?

— Да, полетели. Но мы купили билеты тогда, когда в Италии выявились лишь первые инфицированные. На всякий случай мы приобрели маски и взяли их с собой, а уже 20 февраля, когда мы улетали, в аптеках все маски были раскуплены. Мы свои маски приобрели в магазине стройматериалов. 

— Но маски вас не спасли?

— Мы пользовались этими масками в аэропорту Бергамо, но мы ходили по городу, заходили в магазины, там неизбежны были контакты с людьми. Когда мы были в Италии, там уже были закрыты на карантин некоторые города. В то же время некоторые местные жители выезжали на горнолыжные курорты на выходные, чтобы хорошо провести время.

— Когда у вас проявились первые признаки заболевания? Какими они были? 

— Это было примерно так же, как при гриппе. Голова стала немного тяжелой, горло побаливало. Но во всем этом для живущих в Эстонии людей нет ничего необычного. Нас тут грипп преследует каждый год. Пару дней состояние было такое, при котором я обычно принимаю таблетку «Колдрекса» и иду на работу. 

— Первая проба на коронавирус, которую вы сделали сразу по возвращении из Италии, дала у вас, как и у других членов семьи, отрицательный результат. И, очевидно, если бы не двухнедельный домашний карантин после возвращения из Италии, вы отправились бы на работу? 

— Вероятнее всего. Если чувствуешь, что ты не так болен, чтобы оставаться дома, то в нормальной ситуации, конечно же, идешь на работу. 

— И лишь через две недели вторая проба оказалась положительной. Какие черные сценарии после этого стали вертеться у вас в голове?

 — Никаких черных сценариев. Скорее, раздражало то, что опять надо сидеть дома. Это было самое худшее. Но с другой стороны, по работе я общаюсь с очень многими людьми, а еще у меня есть многочисленные общественные обязанности, для выполнения которых тоже не обойтись без общения. Я участвую в работе Таллиннского и Харьюмааского союза многодетных семей. И я очень рад, что никого не заразил. 

— Стало ли это результатом именно двухнедельного пребывания дома после возвращения из путешествия и повторного теста? 

— Бесспорно. 

— Департамент здоровья вас как-то наставлял, или вы сами искали информацию о заболевании? 

— Департамент предоставлял весьма стоящие инструкции — как для заболевших, так и для членов их семей. Там была инструкция по соблюдению гигиены и много других полезных советов. Самое важное, все-таки, все время мыть руки и менять полотенца.

— Что бы вы пожелали тем, кого постигла та же судьба?

— Я сказал бы все то же самое: гигиена, давно известный апробированный гусиный жир и прочие средства народной медицины. 

— Журналисты могут над этим подсмеиваться. А помогает? 

— Могут подсмеиваться, но старые традиционные приемы, когда уже заболеешь, помогают. 

— А что все-таки делать с детьми? У ваших детей и супруги пробы не дали положительного результата, так что они не болеют? 

— Передача вируса от детей людям постарше — в этом и заключается самый большой риск. Для подростков эта болезнь особой опасности не представляет. Как правило, у них не появляются болевые ощущения, и они переносят заболевание очень легко. Но дети, которые носятся вокруг и не чувствуют, что у них что-то не в порядке, разносят вирусы. Поэтому и нужно держать детей дома, особенно в таком большом городе, как Таллинн. Конечно же, дети должны гулять на свежем воздухе, но при этом важно, чтобы они не соприкасались с другими людьми и не затевали на игровых площадках коллективные игры. 

— Утверждается, что переболевшие коронавирусом не обретают иммунитета и могут опять заразиться. Будете ли вы стремиться и в дальнейшем избегать инфекции?

— Риск повторно заразиться существует. И, что самое неприятное, ущерб организму наносится все больший и больший. Мы должны избегать этого заболевания до тех пор, пока не существует лечения от него. Но теории этой болезни различны, и никто точно не знает, как с ней обстоит дело. Те, кто раз уже переболел, должны оберегаться от повторного заражения. Лучше бояться, чем сожалеть! 

– Таллинн оказался под угрозой, вероятно, и потому, что сюда приезжает немало иностранцев. 

— Вспоминается анекдот, как китаец и иранец спорили, кто из них раньше был в Италии… Мы все-таки свои вирусы в основном привезли из-за границы. Ведь школьные каникулы пришлись как раз на то время, когда вирус стал расползаться по Европе. Итальянская вспышка произошла как раз в «подходящее» время. 

— Как вы считаете, не должен ли город принять еще более жесткие меры для ограждения от вируса, чем те, которые установлены для всего государства? 

— Я слышал от знакомого, что на Тенерифе запретили передвижение людей. Я не знаю, надо ли нам в городе вообще запрещать людям передвигаться, но я боюсь тех мест, где дети собираются в компании по собственной инициативе. В таких местах вирусы распространяются особенно быстро. Гулять на солнышке необходимо, но надо держать дистанцию с другими детьми. Совет может быть только такой: держитесь от всех других в двух-трех метрах. 

— А то, что детские сады не закрылись, по-вашему, правильно?

— Я полагаю, что это очень даже логично. Люди постарше образуют самую опасную группу риска, и если мы закроем детские сады, то детей будут отправлять на «хранение» к бабушкам и дедушкам. И пожилые люди могут от детей заразиться. Статистика показывает, что чем люди старше, теп опаснее для них вирус. Заболевших и умерших среди людей старше 60 лет гораздо больше. 

— Что вы теперь, на основе собственного опыта, думаете об этой болезни? Она опасна?

— Одно дело, что думают о болезни сейчас, но ведь все продолжается, и цифры смертности еще только анализируются. Если говорить обо мне, то в случае обычного вируса я ходил бы на работу, а если бы заразился им здесь, то и на тестирование бы не пошел. Отсюда и вопрос: насколько статистика в состоянии дать нам истинную картину? 

— Многие заболевшие так и не подвергаются тестированию. Не нужно ли расширить его масштабы? 

— Вот именно. С этим я согласен. Мы ведь не знаем, а соответствует ли показатель смертности действительности. Картина может быть гораздо хуже. А может, и гораздо лучше. Но то, что мы сейчас делаем, чтобы избежать массового заболевания, чтобы наша система здравоохранения не рухнула, конечно, правильно и необходимо. Надеемся, что следующий год окажется полегче. 

— А как сейчас обстоят дела с другими членами вашей семьи? Их пробы наличия инфекции так и не показали? 

— Мы тут шутили, что мы — типичная эстонская семья, где мужчины — позитивны, а женщины — негативны. Последний тест супруги дал отрицательный результат. Но Департамент здоровья советует не обращать на это внимания и относиться, скорее, так, как будто он был положительным. Легкий кашель и головная боль у супруги в наличии, но жара нет. И у меня жара не было. А если и был разок, то не больше 37 градусов. 

— Ваши дети ни на что не жалуются?

— У одного один раз температура поднялась до 37. Но почему — мы так и не знаем. Но, когда вся семья вместе, то не удивительно, что вирусы могут передаваться от одного к другому. 

— Справимся ли мы все-таки в Эстонии с этой «короной»?

— В Китае эти крайние меры уже дали результат: вирус отступает. В связи с чем еще одна шутка, что мы привезли вирус из Италии, но он опять-таки оказался китайским. Теперь посмотрим, как Китай справится. Я думаю, что основная цель — уберечь бабушек-дедушек и людей со слабым здоровьем.

— Нужно ли изолировать членов семьи друг от друга?

— Нет смысла. Бездумное разделение пользы не принесет, но правда в том, что этот вирус особенно опасен своим коварством. Пока его не подхватишь, ничего не поймешь. А многие и тогда ни на что не жалуются. Но если уж заболел, то поздно друг от друга изолироваться. Нужно только избегать контактов с самым старшим поколением. Особого внимания требуют также те люди помоложе, которые страдают тяжелыми хроническими заболеваниями. 

— Если в семье есть более молодые, страдающие астмой или иными хроническими заболеваниями, то с ними надо все время соблюдать осторожность? 

— Так-то так, но это не так просто, потому что вирус себя проявляет не сразу. 

— А те меры, которые у нас сейчас принимаются, не слишком ли они строги и не вымирает ли от них жизнь? 

— Вопрос о том, где проходит разумная грань, повисает в воздухе. Мне как офисному работнику просто: мои рабочие инструменты — это компьютер и телефон, а работаю я в домашней конторе. Хотя непосредственного общения между людьми не в силах заменить ничто, даже Скайп. А что делать тем, у кого нет такой возможности? Если мы посмотрим, как замирает жизнь и страдает экономика, то действительно напрашивается вопрос: а так ли все это необходимо? Я боюсь, что с последствиями всего этого нам придется бороться еще очень долго. 

286 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].