Перейти к основному содержанию

Особые дети и неродной язык: помощи ждать не приходится

Карикатура: Eva Sarma
При очередном появлении на политической повестке вопроса о переводе образования на эстонский язык каждый раз забывают, что при обучении на неродном языке детям нужна поддержка опорных специалистов.

Наталья Ауг

natalja.aug@tallinnlv.ee

По данным Министерства образования, 68% иноязычных учащихся эстонских школ не справляются с учебой самостоятельно, поскольку бытовой уровень владения языком недостаточен для выполнения требований учебной программы. Что тогда ждет при переходе детей с особыми потребностями? Как оказалось, эта тема не интересна не только на политическом, но и на академическом уровне.

Найти отличия

Единственное исследование, посвященное данному вопросу, — это основанная на интервью с несколькими школьными учителями и опорными специалистами магистерская работа Аннели Паулус «Обучение иноязычного ребенка с особыми образовательными потребностями: наличие проблем с точки зрения учителей и опорных специалистов» (2019).

Паулус выяснила, что учителя не умеют отличать недостаточное владение эстонским языком иноязычным ребенком от проблем, которые могут быть обусловлены отклонениями в развитии, поскольку проявления в обоих случаях одинаковы: ребенок испытывает трудности в чтении, письме и при счете, ему сложно удерживать внимание, появляются нарушения поведения. Учителя не понимают, когда надо помочь учащемуся подтянуть язык, и когда ребенку требуется специализированный подход. Соответствующего обучения для педагогов не проводится.

Опорных специалистов (спецпедагогов и логопедов, помощников учителей) катастрофически не хватает, а из тех, что есть, многие также не умеют работать с двуязычными детьми. Для того чтобы диагностировать HEV (hariduslik erivajadus — особые образовательные потребности — эст.) и необходимость в специализированной помощи, необходимо проводить диагностику на двух языках, но таких специалистов нет.

И даже если причину трудностей удается выявить, учебных материалов, которые можно было бы использовать и в тех, и в других случаях, нет. Исследований, посвященных двуязычным школьникам с проблемами языкового развития, в Эстонии не проводилось, поэтому информации, на которую можно было бы опираться учителям в работе, крайне мало.

Сказанное выше подтверждается собранными «Столицей» историями. «Мой муж — эстонец, дома говорим на двух языках, но дочь учится в эстонской школе. То, что у дочери логопедические проблемы, было ясно уже в детсаду, но я не смогла найти логопеда, который согласился бы с ней работать. Русские говорили искать эстонца, раз сад эстонский и школа будет тоже. Специалисты-эстонцы отказывались, мол, родной язык ребенка — русский, вот и идите к русскому логопеду. В школе все проблемы с учебой объясняют тем, что девочка — русская. Поддержки со стороны школы нет», — рассказала Алла (имя изменено — ред.).

«Отдали дочь в эстонский сад. Девочка долго не говорила, но мы не переживали, старшие также ходили в этот сад и говорят на двух языках. Учителя также не видели причин для беспокойства, такие дети начинают говорить позже. В итоге было диагностировано нарушение работы участка мозга. Если бы ребенок ходил в сад на родном языке, нарушения в развитии заметили бы гораздо раньше, и возможно, успели бы начать реабилитацию. В нашем же случае время упущено, и говорить нормально девочка уже не научится», — поделилась Ангелина (имя изменено — ред.).

Острая нехватка специалистов

По словам руководителя Таллиннского учебно-консультативного центра Милены Погодаевой, ребенок с особыми потребностями зачастую имеет проблемы с развитием познавательных процессов и при обучении на родном языке. Речь, пояснила она, является основным механизмом мышления, не надо быть специалистом, чтобы понимать, какие проблемы может вызвать

обучение на неродном языке таких детей. Подключать второй язык можно лишь после того, как речь на родном языке становится нормативной.

«В наш центр достаточно часто обращаются за помощью семьи, в которых родным языком ребенка является русский, но они посещают эстонские детсады. Таких обращений из общего числа обращений к логопеду больше половины», — рассказала она. Проблемы прежде всего возникают с родной речью: скудный словарный запас, аграмматизмы, проблемы с пониманием. Трудно им дается и овладение вторым языком. Нередки и психологические проблемы: детям трудно наладить контакт со сверстниками, у них повышенный уровень тревожности, иногда — агрессивность.

«При работе выясняется, что в львиной доле случаев в основе всего этого — обучение на неродном языке. У нас дети получают помощь логопеда, психолога, спецпедагога, но, к сожалению, к моменту обращения проблемы имеют затяжной и глубокий характер и требуют серьезного специального вмешательства. Школьников приводят меньше, но здесь проблемы усугублены из-за недостаточного владения языком, поскольку к началу школьного обучения мозговые механизмы, позволяющие усваивать двуязычную информацию, и степень владения неродным языком не были достаточно готовы», — рассказала «Столице» специалист.

На вопрос о кадрах она ответила кратко: «Категорически недостаточно. Учитывая ожидающий страну переход на эстоноязычное образование, острую нехватку мы испытываем прежде всего в специалистах-билингвах, способных работать на двух языках».

Имеющая опыт работы с такими детьми тренер Илона Узлова отмечает, что и на родном языке с такими детьми работать непросто, приходится учитывать индивидуальные особенности каждого ребенка: состояние здоровья, возраст, этап развития, внутренний ресурс. И нагрузка на педагогов вырастает: адаптация такого ребенка — процесс долгий.

С точки зрения преподавателя Эвелины Потапски, также работавшей с особыми детьми, как бы ни относиться к самой идее перехода на эстонский язык, необходимо признать, что для этого ничего не делается. «Работа учителя в современной школе и без того трудна, можно с ума сойти от обязанностей и ответственности, причем за весьма небольшую зарплату. А если что-то потом пойдет не так, то вину, как обычно, переложат именно на учителей. Нет плана перехода обычных классов, а в случае особых детей надо учитывать множество различных аспектов. Да и каким будет качество обучения, если нет ни специалистов, умеющих работать с такими детьми, ни системы их подготовки. Страшно подумать, каким грузом это ляжет на школы, родителей и самих детей. О каких идеальных условиях для развития каждого ребенка может идти речь?» — говорит она.

Вице-мэр Таллинна Бетина Бешкина

«Количество детей с отставанием развития речи и логопедическими проблемами в Эстонии стремительно растет, и это на фоне постоянного снижения числа опорных специалистов. За последний год, несмотря на связанные с пандемией ограничения, Таллиннский учебно-консультативный центр провел почти в два раза больше консультаций, чем пять лет назад. В процентном соотношении 65% обращающихся — дошкольники, 35% — учащиеся школ. 65% обращений связаны с логопедическими проблемами детей, обучающихся на неродном языке.

В целом в Эстонии в поддержке нуждается каждый пятый учащийся общеобразовательной школы (около 28 000 детей), из которых в большей поддержке (усиленной и специальной) нуждаются около 8000 ребят.

Билингвизм, или одинаково совершенное владение двумя языками, — это дар, а не врожденное качество человека. Умение в равной степени использовать разные языки наравне с родным предполагает гуманитарный склад ума, не говоря уже о том, что дети с особыми образовательными потребностями зачастую проходят тяжелый путь реабилитации для того, чтобы вообще начать говорить на родном языке. И для того, чтобы добиться результатов, ребенок должен получать поддержку и помощь специалистов в привычной языковой среде».

4 комментарии

Полностью согласна со всем сказанным. Очевидный вывод: нечего экспериментировать на детях. Всех: и способных, и не очень. Всем, и эстонцам в первую очередь, будет лучше, если в образовании вернемся к сегрегации. Хватит народ дурить

Однобокая пропагандистская статья! Дети с HEV всегда требуют опорного педагога! Займитесь лучше зарплатами учителей и дети будут получать "дар" бесплатно, а не ценой бедности и изолированности на всю жизнь. Центристам просто больше нечего предложить вот и пиарят неэффективные русские школы, за счёт муниципальной газеты

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].